Ваш браузер устарел и имеет проблемы с безопасностью. Он также может не поддерживать некоторые функции данного вебсайта или других вебсайтов. Пожалуйста, обновите ваш браузер, чтобы иметь доступ ко всем функциям этого вебсайта.

Полет конструкторской мысли — движущая сила ЧЭАЗ

Категория: СМИ о нас | Источник: sovch.chuvashia.com

Галерея из 15 портретов выдающихся конструкторов ЧЭАЗ, работавших на заводе в 1941- 2000 годах

Которой гордится Михаил Шурдов

Проходя мимо стен главного корпуса Чебоксарского электроаппаратного завода, наверняка каждый горожанин присматривается в эти лица. Полтора десятка портретов — конструкторская слава ЧЭАЗ: Ясвен, Жуков, Варганов, Шешнев, Розенблюм… Первый в списке, безусловно, Герман Эдельштейн — один из основоположников советского релестроения, первый главный конструктор завода, который создал конструкторский отдел и более 30 лет руководил направлением РЗА. Создание этой аллеи славы лишний раз подтверждает трепетное отношение на заводе к людям особой профессии — конструкторам, которыми, как известно, не становятся, а рождаются. Дело той плеяды легендарных людей сегодня достойно продолжает нынешнее поколение конструкторов завода.

Теперь уже говорим о новой конструкторской школе, которая зародилась на ЧЭАЗ и успешно решает новые задачи, стоящие перед предприятием. Именно им, конструкторам, специалистам, бесконечно благодарен почетный машиностроитель России, председатель совета директоров завода Михаил Шурдов — сибиряк, как сам говорит, с чувашскими корнями (отец родом из Янтиковского района), связавший свою биографию с дружным коллективом электроаппаратчиков и возглавивший его в должности генерального директора в далеком 2001 году, когда стоял вопрос выживания Чебоксарского электроаппаратного: «Их ум и талант спасли завод».

О главном — профессионализме

— А лампочки дома кто меняет?
— Для этого есть муж… — заметив подвох в вопросе корреспондента газеты, с улыбкой отвечает начальник бюро департамента научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ ИПК «Реконт» Надежда Комиссарова. Она окончила ЧГУ — получила две специальности. Первая — «радиотехника и электроника». А магистратуру по электрическим аппаратам на факультете энергетики и электротехники университета проходила, работая уже на ЧЭАЗ. В профессии уже семь лет, три из них — на электроаппаратном. Нисколько не жалеет, что судьбу связала с заводом: «Здесь я получила огромный опыт: не каждое предприятие может похвастать полным циклом изготовления изделий — от винтика до пластика». К вопросу о лампочке: работу конструктора электротехники неженской не считает: «Мужчина или женщина — неважно, главное — быть профессионалом в своем деле».

Рассказывая об опытно-конструкторской работе по разработке и освоению серийного производства новых электромагнитных контакторов с военной приемкой, Надежда отмечает, что она была выполнена в рамках госпрограммы по импортозамещению и развитию оборонно-промышленного комплекса. Руководство завода конструирование сложного изделия доверило молодым специалистам — безусловно, под руководством более опытных наставников.

ОКР

Сложностей, признают, было достаточно. В том числе — условие использования для изготовления контактора только отечественных материалов. Два с лишним десятка человек трудились четыре года. Одна лишь конструкторская документация — 1,2 тыс. чертежей! Но и нарисовать — мало, все это еще нужно изготовить, что тоже сопровождают конструкторы. Сказано же: кто начертил — тот и отвечает. Но молодежь не подкачала, справилась с поставленной задачей.

Профессионализма молодым конструкторам точно не занимать. Руководитель уже знакомого нам департамента Андрей Афанасьев с гордостью рассказывает, что труд коллектива, выполнившего работу по модернизации вакуумной камеры контактора, отмечен премией Главы Чувашии в области науки и техники. Система запатентована и не имеет аналогов в мире.

О науке, технике и… кукурузе

А «непросвещенным» представителям СМИ пояснил: вакуумные контакторы — новое слово в электротехнике. Воздушные контакторы гасят дугу в воздухе — отсюда и нежелательные последствия. Применение же вакуумных контакторов имеет ряд преимуществ по сравнению с предшественниками. Вследствие того, что коммутация происходит в герметично закрытой камере, повышается рабочий ресурс контакторов, снижаются эксплуатационные расходы, меньше шума и т.д. Плюс ко всему обеспечивается высокая безопасность обслуживающего персонала, да и само обслуживание сводится к минимуму.

Кстати, хотя он и возглавляет департамент, Андрея Владимировича тоже к ветеранам предприятия не причислишь. На заводе — с 2012 года. Начинал здесь еще студентом, потом — срочная служба в армии, долг Родине отдавал в научной роте. После вернулся на ставший родным завод. Работал простым инженером, затем — начальником бюро… Свой выбор объясняет без какого-либо пафоса: «Мне интересно было работать своими руками. Постоянно что-то собираем, потом испытываем — приятно, когда твои идеи превращаются в реальные изделия, которые можно потрогать и которые, главное, работают».

Конструкторы ЧЭАЗ

Посторонний человек здесь сразу заметит увлеченность людей своим делом, приподнятую рабочую атмосферу — тем и привлекательна, наверное, работа в большом коллективе, называемом одним емким словом — завод. А вот ребята как раз печатают образец детали будущего изделия на 3D-принтере — теперь в их арсенале есть и такая машина. До серийного выпуска изделия еще далеко, а опытный образец, изготавливаемый таким образом из PLA — пластика на основе кукурузы, позволит заранее воочию увидеть конечный результат, пощупать, так сказать, изделие, все рассчитать и тщательно продумать.
…«А кукурузу-то куда засыпаете?» Шутку журналиста молодые инженеры-конструкторы оценили — дружно посмеялись.

О школе и ее учениках

А ведь было время, когда конструкторов на заводе совсем не стало. Николай Сорокин, главный конструктор по электрическим аппаратам ИПК «Реконт», вспомнил особенности советской конструкторской школы, которая имела свои плюсы и минусы.

Коллектив, который переехал в Чебоксары вместе с эвакуированным в 1941 году из Харькова заводом, разработкой и запуском в производство изделий занимался самостоятельно — конструкторская мысль витала в цехах, и многие имена, позже ставшие легендарными, связаны именно с тем периодом. С формированием специализированных институтов тот творческий коллектив был выделен в отдельный институт — ВНИИР, он отпочковался от завода. По сути, начиная с 50-х годов прошлого века предприятию запретили ОКРы.

Здесь могли заниматься модернизацией продукции, проводить небольшие доработки изделий, давать рационализаторские предложения — не более. Но тогда к моменту освоения производства все изделия уже закладывались в новые проекты, тем самым обеспечивался сбыт. А минусы заключались в том, что смена оборудования и продукции была достаточно длительной, потому мы отставали от зарубежных предприятий. С распадом СССР и переходом на рыночные отношения перед многими предприятиями встала дилемма: отраслевые институты и министерства упразднены, связи с заказчиками утеряны — что делать?

— ЧЭАЗ, — уверен Николай Николаевич, — нашел правильный выход из этой ситуации — собственными силами начал проводить ОКРы, которые были направлены на разработку и освоение новой продукции, модернизацию серийно выпускаемых изделий и расширение их сбыта. За последние 25 лет только на «Реконте» (а есть еще другие подразделения завода) успешно завершено более 100 опытно-конструкторских работ, что послужило удвоению объема выпускаемой низковольтной аппаратуры управления, релейной защиты и автоматики, также был освоен выпуск ряда изделий для военной техники.

Виктор Карпеев, главный специалист ИПК «Приводная техника», в 2001 году перешел на предприятие как раз из ВНИИР. Было, признается, непросто: «Окунулись в новые условия: работа в институте — давать на-гора разработки, новые изделия, а профиль завода — производить продукцию…» Хорошим подспорьем на этапе становления той самой новой конструкторской школы, по его мнению, стало внимательное отношение к студентам: они приходят на производственную практику — оценивают условия работы, перспективы, заводчане тоже присматриваются к ним, потом наиболее толковых приглашают на работу. Таким образом пополнили свои ряды новыми специалистами.

— Студенты — они же максималисты, — говорит он, — все время хотят что-то новое. Мы сумели направить их энергию в правильное русло — разработку новой техники. Мои коллеги Иван Владимиров, Александр Ярандайкин, Сергей Иванов и многие другие прошли именно такой путь. И уже видим преемственность поколений: к примеру, Иван Викторов, который начинал здесь со студенческой практики, сегодня сам является чутким наставником — его воспитанники успешно работают в отделе электроприводов и преобразовательной техники.

О лирике, которая физике в помощь

Он тоже убежден, что «работа инженера-конструктора — творческая, одна из самых интересных, она позволяет реализовать свои идеи, знания — все, чему учили, — в готовом изделии». Словом, хотя и зиждется здесь все на технике, физике, все равно — лирика и романтика конструкторам тоже, как видим, не чужды.

Директор управления проектирования и конструирования ИПК «Щит» Андрей Пучковский тоже не скрывает сложностей, с которыми завод столкнулся на рубеже веков: «Появилась потребность в увеличении номенклатуры изделий, изменении параметров выпускаемого оборудования, сокращении его монтажа и т.д. Все эти требования, вновь появившиеся, претворять в жизнь пришлось конструкторам, которые пришли тогда на завод. Происходило все сложно — постоянно выезжали к заказчикам, проводили совещания, обсуждали… И постепенно наша номенклатура увеличилась в десятки раз». Без преданных делу конструкторов, коллектив которых сегодня в инженерно-производственном комплексе насчитывает чуть более полутора сотен человек, уверен главный конструктор «Щита», всего этого — блочных модульных зданий, открытых распределительных устройств, подстанций различного класса напряжения и т.д. — не было бы.

Не было бы и системы РЗА для объектов цифровой энергетики, разработкой которой ЧЭАЗ тоже активно занимается.

— Идет цифровая революция — так называемая четвертая индустриальная революция, — подключается к разговору технический директор ИПК МПРЗА Николай Паршиков. — Заключается она в том, что появилась возможность собирать, анализировать и передавать массу информации о различных объектах, в том числе — об объектах энергетики. Как следствие, мы можем управлять ими в более удаленном формате и даже предсказывать ряд событий — вплоть до аварийных режимов. За счет применения элементов цифровизации повышается наблюдаемость, что положительно сказывается также на удобстве обслуживания, надежности этих систем.

На рынке сложилась такая ситуация, продолжает Николай Владимирович, когда нужны интеллектуальные системы, как простые, так и очень сложные. С другой стороны, зачастую «цифру» нужно адаптировать с оборудованием действующих электростанций, других объектов — задачи далеко не простые. Карты в руки специалистам ИПК МПРЗА — с ними они удачно справляются.

А относительно разговоров о внешней уязвимости цифровых подстанций мнение Николая Владимировича однозначное: «Любая технология, широко используемая в мире, является наиболее изучаемой и автоматически становится уязвимой — если не применять специализированные решения. Разработкой таких решений в рамках обеспечения информационной безопасности наши конструкторы тоже занимаются». В подтверждение его слов — новость последних дней: ЧЭАЗ успешно прошел проверку и получил бессрочную лицензию ФСБ России на осуществление деятельности по разработке, производству, распространению шифровальных средств, информационных и телекоммуникационных систем.

…«О, сколько нам открытий чудных Готовят просвещенья дух И опыт, сын ошибок трудных, И гений, парадоксов друг». Написано очень давно, еще в позапрошлом веке. Но, полагаю, классик поэзии имел в виду людей, подобных конструкторам ЧЭАЗ, — с полетом мысли, гордых за свой труд и достижения.

Автор: Николай Коновалов

Источник: sovch.chuvashia.com
Опубликовано: 11.09.2020 | Обновлено: 11.09.2020 | Просмотров: 317