Ваш браузер устарел и имеет проблемы с безопасностью. Он также может не поддерживать некоторые функции данного вебсайта или других вебсайтов. Пожалуйста, обновите ваш браузер, чтобы иметь доступ ко всем функциям этого вебсайта.

Чебоксарский электроаппаратный: сохранить и приумножить

Категория: СМИ о нас | Источник: sovch.chuvashia.com

Бывают предприятия, которые накладывают глубокий отпечаток на историю и жизнедеятельность целых городов, а то и регионов. Применительно к нам в числе таких смело можно назвать Чебоксарский электроаппаратный завод, предопределивший зарождение и развитие в Чувашии новой для республики электротехнической отрасли.

Предприятие создано в начале Великой Отечественной войны на базе эвакуированных Харьковского электромеханического завода и Ленинградского завода «Электрик». 1941 год — стен, говорят, еще не было, а Чебоксарский завод специальной аппаратуры № 654 (первоначальное название предприятия) уже приступил к производству необходимой для фронта продукции. В 2021 году флагман электротехнической индустрии республики справит 80-летие. Как живет и работает ЧЭАЗ сегодня? Мы побывали в цехах предприятия, поговорили с людьми, работающими на заводе.

Так выглядел Харьковский электромеханический завод.

100 млн — далеко не предел

В шумном механоштамповочном цехе взгляд падает на стенд с номенклатурой производимой продукции: сотни деталей — от мелких до крупных. Заметив в моих глазах удивление, директор инженерно-производственного комплекса «Реконт» Александр Горелов уточняет: «Здесь лишь малая часть — перечень изготавливаемых каждым цехом деталей исчисляется тысячами, а полная номенклатура выпускаемой всеми подразделениями электроаппаратного завода продукции включает более 100 тыс. наименований».

По сути, отсюда, с «Реконт» (реле и контакторы), по словам Александра Ювенальевича, все и пошло. ИПК занимается традиционным для ЧЭАЗ направлением производства низковольтной аппаратуры управления и релейной защиты. Потому его называют не только фундаментом, но и сердцем завода. Впрочем, к сравнению с человеческим организмом прибегают здесь довольно часто. Вот и функцию реле директор объяснил просто и доступно. Когда в организм человека попадает вирус, мозг подает сигналы нервным окончаниям, чтобы купировать приступ болезни — организм начинает бороться с хворью. Точно так же и реле — при неполадках в электросети от него исходит сигнал на автоматический выключатель, чтобы вовремя заблокировать неисправность, тем самым обеспечивается надежная и безаварийная работа системы. Без РЗА в электротехнике никак: тот же скачок напряжения может не только вывести из строя холодильник в квартире, но и привести к техногенным ЧП — к авариям на электростанциях или других крупных энергетических объектах.

Кстати, в прошлом году ЧЭАЗ выпустил 100-миллионное (!) реле, что, впрочем, не удивляет. В советские годы разработчик и поставщик систем релейной защиты и автоматики был один — 100% реле в СССР поставлял ЧЭАЗ. В том числе — знаменитый РТ-40, образец которого нам показали в музее завода. Его энергетики сравнивают с автоматом Калашникова — «выпущен столько же и работает также надежно, как и АК».

Времена изменились, но завод свои крепкие позиции сумел сохранить. И, несмотря на наступление «цифры», — микропроцессорных РЗА — потребность продукции «Реконта» все еще высока. ПАО «Россети» подтверждает, что 75% ныне действующих релейных систем его сетей и энергообъектов — это продукция ЧЭАЗ.

Военная, но не тайна

Хотя, реле защиты — тоже лишь часть продукции ИПК «Реконт». Список его изделий намного шире: низковольтные аппараты управления, автоматические выключатели… А еще — изделия для военной техники, для которых отведен отдельный сборочный цех. Да, Министерство обороны — один из основных заказчиков завода. На предприятии есть даже военные представители — строго следят за качеством предназначенных для военной техники изделий. Не только рабочие, но и каждый станок аттестован военпредами. В коридоре одного из корпусов завода «случайно» встретили Евгения Куприянова, ветерана завода («еще два года — и будет ровно 50 лет, как я связал свою судьбу с электроаппаратным») — под его руководством как раз и испытывается вся «военка». Напросились к нему в гости. Отказывать не стал: «Военные секреты раскрывать не буду, но кое-что расскажу и покажу».

Цех С-6, участок намотки.

Образцы из каждой партии продукции для военных целей подвергаются испытаниям — механическим, климатическим… «Здесь изделия испытываем на вибрацию, там — на центрифуге, — знакомит Евгений Васильевич со своим участком. — В этой камере имитируем безвоздушное пространство — 10 минут шестой степени миллиметров ртутного столба! А в этой проверяем изделия под температурой — от минус 60 до плюс 125 по Цельсию…» И таких установок, предназначенных для испытаний изделий, здесь порядка 400. 80% из них — уникальные, где-либо еще подобных попросту нет. Еще одно подтверждение тому, что такой завод, как ЧЭАЗ, в электротехнической отрасли страны единственный.

Все направлено на качество, и ответственность, с которой подходят на предприятии к выполнению заказов Минобороны, — изготовлению изделий для надводных и подводных кораблей, ракетных комплексов, космических аппаратов и т.д., проецируется и на «гражданскую» продукцию, которая применяется в самых разных сферах.

«Работают как часы»

 А то, что аббревиатура ЧЭАЗ стала синонимом слова «качество», подтверждают потребители продукции завода. Ирина Колесова, как ее называют — директор ИПК, «самый главный человек в «Реконте», она и ее подчиненные продают нашу продукцию и приносят деньги заводу», рассказывает: «У нас есть программа по замене наших реле — и мы отправили соответствующий запрос в Киргизию. Получили ответ: «Ваше реле 1972 года выпуска работает отлично — замена не требуется». А чуть раньше было другое обращение — еще более приятное. Заказчик написал, что «реле завода, выпущенное в 1958 году, работает как часы». Одна лишь просьба — «кожух замените…»

Общение с заказчиками, отмечает Ирина Рудольфовна, миссия интересная и ответственная: «Ежемесячно составляем порядка 300 и более договоров. Суммы самые разные — от 200 до десятков миллионов рублей. В текущем году самые крупные заказы получили от Минообороны — для «Ростеха», челябинской «Электромашины», Арзамасского машзавода. Есть заказчики, с которыми мы тесно сотрудничаем 30, а то и более лет». Продукция ЧЭАЗ идет и на экспорт: «Получаем интересные заказы из Белоруссии, от металлургических предприятий Украины — политические страсти нашему сотрудничеству не помеха. Знают нас в Чехии, Индии, Египте, Африке — туда тоже поставляем наши изделия».

Что имеем — храним

 Между тем экскурсия продолжается — заходим в кладовую одного из цехов. На полках высоких стеллажей хранится огромное количество штампов, все пронумерованы, каждый необходим для выпуска той или иной детали.
— Уникальность нашего завода заключается в том, что мы сохранили инструментальный цех — сами делаем всю оснастку под все виды выпускаемых нами деталей, — продолжает Александр Ювенальевич. — Только в штампах — около 15 тыс. видов оснастки. Количество поддерживаемых реле составляет порядка 50 тыс. наименований — их не сняли с производства. Иными словами, почти все, что выпустил завод за свою историю, хранится в этой оснастке — каждую деталь и изделие можем вернуть в производство в любое время. Были моменты, когда свой инструментальный цех был загружен, пришлось искать подрядчиков на стороне — всю Россию, можно сказать, рассмотрели — не нашли. Инструментальщиков в электротехнике — по пальцам пересчитать, это особый клан уникальных специалистов, ЧЭАЗ их сумел сохранить, в том числе и это позволяет сегодня не зависеть от кого-либо — рассчитывать только на свои силы.

Участок сборки реле цеха С-2.

То же самое можно сказать и про цех горячей переработки пластмасс — в кладовой хранится около 3 тыс. пресс-форм. На входе — сырье в виде гранул пластмассы, а на выходе — всевозможные детали и корпуса для будущих изделий. Перерабатывают пластмассу двумя способами — прямым прессованием и литьем. Второй способ более современный — используют немецкие и корейские установки. Завод постоянно обновляет оборудование, что не исключает бережное отношение к технике «со стажем». «Иногда можно слышать упреки: у вас там станки, которым уже два десятка лет…» Всегда говорю: так это же прекрасно, что они все еще работают, это говорит о том, что мы бережно к ним относимся, своевременно обслуживаем, ремонтируем. На металлолом отправить всегда успеем — они еще нужны, пусть работают», — рассказывает директор ИПК.

Вот и от гальванических цехов на многих предприятиях избавились: производство связано с использованием кислот, обеспечение требований по охране труда и экологической безопасности — занятие хлопотное, дорогое. А на электроаппаратном гальванику не только сохранили, но и развивают. Вложили около 70 млн рублей на реконструкцию очистных сооружений. Сегодня идут монтажные работы. «Это говорит о том, что руководство ЧЭАЗ, наш собственник в лице Михаила Аркадьевича Шурдова озабочены не сиюминутной выгодой, а думают о будущем завода, о благополучии чебоксарцев, людей, проживающих в городах вниз по Волге», — рассуждает Александр Горелов. А по поводу преимуществ гальваники в обеспечении качества изделий вряд ли кто поспорит. Применяют все, кроме золочения, покрытия — от серебрения до кадмирования. Таким изделиям ржа не страшна, и износостойкость повышается в разы.

Впрочем, стремление сохранить и приумножить чувствуется на заводе на каждом шагу. Как подтвердил директор по персоналу ЧЭАЗ Сергей Кольцов, ежегодно вкладываются сотни миллионов рублей на закупку нового оборудования, техническое переоснащение рабочих мест, создание благоприятных, безопасных условий работы, обновление зданий и сооружений — бюджет инвестиций за последние 8 лет составил около 4 млрд рублей. Они, заводские корпуса, возведены в 60-х годах прошлого века, но условия труда в них соответствуют современным требованиям.

С «цифрой» на «ты»

Про цифровую трансформацию в последнее время говорят много. Есть мнение, и небезосновательное, что в электроэнергетике «цифра» еще не скоро полностью заменит электромеханику — слишком дорого. Да и с обеспечением безопасности не все так просто — смущают уязвимость электроники, необходимость защиты от внешнего на нее влияния, быстрое старение ее программной части — не чета «классическим» реле, работающим без сбоев 40-50 и более лет.

Но все это решаемые задачи и будущее, безусловно, за цифровыми технологиями, и ими на ЧЭАЗ тоже занимаются. Разработка собственной системы микропроцессорной РЗА с нуля, не дадут соврать специалисты в этой области, стало настоящей революцией в системе релейной защиты и автоматики. Теперь завод имеет отдельное подразделение — инженерно-производственный комплекс микропроцессорных устройств РЗА. И еще — свою систему под названием «Российская цифровая подстанция». Завод делом доказал свои возможности по проектированию, разработке и производству всех составных элементов интеллектуальных энергетических объектов «под ключ», и «умные» подстанции ЧЭАЗ с дистанционным управлением режимами, нагрузками, послеаварийным вариантом переключения, энергомониторингом в цифровом формате передачи данных уже работают в различных регионах страны. Все равно почивать на лаврах не намерены. Научно-исследовательский центр завода занят разработкой и внедрением цифровых устройств защиты, автоматики и управления нового поколения — то ли еще будет!

Производство цифровой техники нам тоже показали. Процесс сборки здесь полностью автоматизирован. «С помощью самых современных станков собираются печатные платы для микропроцессорных устройств, — знакомит с работой одного из участков начальник цеха ИПК МПРЗА Юрий Иванов. — Запрограммированная машина делает все сама: на печатную площадку намазывает паяльную пасту, ставит на контакты соответствующие компоненты. Дальше плата поступает в конвейерную печь, где происходит плавление паяльной пасты в горячем воздухе. Если раньше приходилось тыкать каждый контакт паяльником, то теперь этот процесс полностью автоматизирован. Далее идет процесс покрытия лаком, и плата отправляется на сборку».

А едва заметные точечки на намотанных на катушки полосках — это что? Видимо, к подобным вопросам гостей цеха здесь привыкли — смеяться не стали. Оказывается, это и есть чип-компоненты, монтируемые на поверхности печатных плат: резисторы, конденсаторы… Раньше они были крупные, а сегодня вот такие — очень мелкие, величиной 20-50 микрометров. В одной из множества катушек их 10 тыс. штук.

После печи печатные платы нужно еще тщательно помыть, для чего используют специальные установки, похожие на посудомоечные машины. Промывка происходит под высоким давлением с использованием специальных моющих средств.
— Наверняка и посуду хорошо моет — не пробовали?
— Нет, не пытались, — смеется начальник цеха, — а воду, да, пробовали, она очень-очень чистая, но совсем безвкусная — много не выпьешь.
Воду подвергают специальной подготовке — она проходит через фильтр, поры которого — размером с молекулы воды, и ничто кроме H2O точно не пройдет — вода полностью обессоленная, от того и вкуса никакого. Зато печатные платы после такой «бани» — суперчистые.

С «Щитом» — как за щитом

Еще один инженерно-производственный комплекс завода — «Щит». Название говорящее: ИПК проводит полный цикл работ от проектирования и конструирования до производства, сборки, поставки и монтажа электрощитового оборудования с последующим сервисным обслуживанием на объектах энергосистем.

В электрических сетях промышленных предприятий и нефтегазодобывающей отрасли нынче широкое распространение получили блочно-модульные изделия высокой заводской готовности из сэндвич-панелей — тоже «Щита» рук дело. «В них жить можно!» — помню, с удовольствием рассказывали представители сетевой компании про такое здание, смонтированное на их новой подстанции рядом с Чебоксарами.

«Так оно и есть, — подтверждает директор Управления проектирования и конструирования Андрей Пучковский. — Кроме монтажа шкафов, напичканных электротехникой, по желанию заказчика в этих модулях обеспечиваем и комфортные условия для персонала, обслуживающего энергообъект — вплоть до душевой». А начиналось все в 2002 году, когда изготовили первый маленький блок-бокс с полной начинкой по заданию Газпрома. В дальнейшем это направление получило широкое развитие на объектах добычи и у нефтяников. Теперь же подобные здания не редкость не только на подстанциях в Чувашии, но и по всей стране.

Комплекс оборудования, произведенный данным направлением, позволяет в максимально короткие сроки смонтировать комплектные подстанции на классы напряжения 220, 110, 35, 10, 0,4 кВ. Щитовое оборудование для управления приводной запорной аппаратурой позволяет полностью оснастить нефтегазовые промыслы автоматизацией процесса управления задвижками добывающих насосов. Главным достоинством ИПК является наличие в номенклатуре всего оборудования, необходимого для изготовления крупной распределительной подстанции со всем вспомогательным оборудованием для контроля режимов работы, обслуживания, мониторинга оборудования и бытовых условий обслуживающего персонала.

…Долго можно бродить по территории и корпусам завода: люди увлеченные, есть о чем поговорить — одного дня точно не хватит. Новое направление деятельности — разработка и производство энергосберегающего оборудования, электроприводов и устройств автоматизации промышленных механизмов. Им занят ИПК «Приводная техника» — тоже есть что посмотреть. А еще — интеллектуальная элита отрасли электротехники, отдельная каста конструкторов, о них тоже обязательно расскажем — в другой раз. Потому на завод еще вернемся.

Источник: sovch.chuvashia.com
Опубликовано: 21.08.2020 | Обновлено: 21.08.2020 | Просмотров: 354